Оторва-сан
Новый вид: шиппер тандемов
«Конечно, Дон-Кихот безрассуден, увлечение рыцарскими романами сделало его таким; но этот являющийся анахронизмом конёк в то же время служит источником такого подлинного благородства, чистоты, такого изящества, такого внушающего искреннюю симпатию и глубокое уважение достоинства всего его облика, и физического, и духовного, что к смеху, вызываемому его «печальной», его гротескной фигурой, неизменно примешиваются удивление и почтение, и каждый, кто встречается с ним, ощущает, недоумевая, искреннее влечение к жалкому и вместе с тем величественному, в одном пункте свихнувшемуся, но во всём остальном безупречному дворянину». (с) Т.Манн

Признаться, до прочтения оригинального романа, Дон Кихот виделся мне этаким идеалистичным сугубо положительным героем добрым и мягким, может даже чуть глуповатым, но в то же время самоотверженно борящимся за добро и справедливость, и осмеиваемым жестоким прагматичным обществом. И он меня мало интересовал - ну есть такой сумасшедший рыцарь, о добродетельности которого все вздыхают, ну и пусть будет - красивая сказочность же. А лично мне ведь всегда нравились отчаянные бунтари, дерзкие и решительные смельчаки, отстаивающие - нет, не мир во всём мире - а свои собственные принципы до последнего вздоха, и при этом обладающие тонким, пронициательным умом и даже величием. И поэтому я искренне удивилась, когда Ода обозвал одного из своих злодеев (впоследствии ставшего моим любимым героем всея куска) Донкихотом, так что, движимая насущным вопросом "к чему это он так начудил?", я и открыла произведение Сервантеса и... пропала! хD Дон Кихот оказался настолько занимательным и обаятельным типом, что я даже забыла о цели ознакомления с ним, целиком и полностью погрузившись в приключения славного ГГ и его оруженосца, который тоже представлял собой немалый интерес. И самое смешное, что будучи вроде как "самым самым идеалистическим образом персонажа, полностью оторванным от бренного мира", Дон Кихот оказался очень даже живым и реалистичным. Противоречивым и бесбашенно безрассудным. А его безумие - это отдельная тема, такое безумие само себя способно свести с ума, превратив фантазию в истинную правду. Дон Кихот, как оказалось, был не глуп, а настолько умён и изобретателен, чтобы, осознав всю прозаичность и скуку действительности, создать свой собственный, красочный и благородный мир и превратить его в настоящий, существующий на полном серьёзе. И как мне всегда казалось, он безумен в классическом понимании не так уж и был, а скорее просто игрался, подтрунивая над остальными. Ведь правила своему миру Дон Кихот неизменно создавал сам. Когда хотел - чтобы постоялый двор стал замком - тогда и верил, а когда понимал, что это может навредить сильнее, чем следует (а он, как ни странно, понимал), тогда двор двором и оставался. Не говоря уже о том, что он удивительно хорошо учился на своих ошибках и при всём безумстве, быстро смекнул, когда лучше не лезть на рожон.
И борьба с ветряными мельницами - это не добродетельная, но пустая борьба, на мой взгляд, а игра - задорная игра с реальностью, где процесс важнее результата, где фантазия заключает в себя саму жизнь, всю любовь к ней и восхищение её красотой. Нет более воодушевляющего героя, чем Дон Кихот, который словно говорит нам "рыцарское кредо выше лишений, а верность выше смерти" и при этом, казалось бы, обилии пафоса, пафоса в рыцаре печального образа как будто бы и вовсе нет. А эффект простой - он банально не лишен простых человеческих недостатков, и они так удачно вписанны в образ печального рыцаря, что не умаляют, а лишь украшают его. К примеру, тот великолепный момент, когда его уличают в том, что освобождение каторжников - это отнють не рыцарский поступок, и тогда наш рыцарь просто великолепно парирует оппонента, с одной стороны прекрасно понимая, что действительно просчитался (поскольку, пока не встрял Санчо, старательно делал вид, что не ведает о чём речь), но с другой и виду не подавая, что в чём-то провинился. И эта казалось бы совсем не положительная спесь выливается однако в прекрасное умение держать лицо даже в самой затруднительной ситуации, делая Дон Кихота ещё более обоятельным. А какая в нём живёт страсть, какая преданность своим идеям, ратному делу и конечно же совершенному идеалу прекрасной Дульсинеи. Даже его заточение в первой части и поражение во второй выглядят в чём-то ужасающе красиво, благодаря этим его чертам. Ну а как он умно и красиво говорит - это и без меня заметили ещё в самом романе. Да и четвёртую стену он ломал за долго до того, как это стало мейнстримом.
В итоге, после прочтения 2 частей о хитроумном (действительно!) идальго, я ещё долго ходила под впечатлением, ведь настолько многогранного, глубокого и харизматичного героя я не встречала уже давно. Со времён Донкихота Ванписовского, который, надо сказать, к моему немалому удивлению, очень и очень многое перенял у своего портатипа, я даже больше скажу - это один и тот же персонаж, только в разных обстоятельствах (эх, эх, господин Ода, плагиатите и даже не стесняетесь хDD), вот настолько он разностороняя личность.
Так что читайте, дамы и господа, классику, в бессметные произведения так просто не запишут (да, да я просто очень горжусь, что представитель моего любимого типажа персонажа, как оказалось, кумир всего мира, мухохахаха: старые доспехи, шлем из тазика, мировое господство - упоротость в массы хDDD)

@темы: книги